Новости

Война технологий требует возрождения «центролитов» и реформы корпоративного закона о закупках

Обострившееся политическое противостояние России и Запада занимает заголовки новостных лент. Неизбежный вопрос: как эта ситуация влияет на состояние промышленного госзаказа? Готова ли страна –  если не к прямому стратегическому, то хотя бы к косвенному технологическому конфликту с точки зрения целеполагания, регулирования и контроля качества государственных закупок?

Реальное положение дел в экономике говорит само за себя. Инфляция, по неофициальным оценкам, составляет порядка 11%. В 2021 году чистый отток капитала из РФ вырос почти в полтора раза (до 72 млрд долларов) по сравнению с предыдущим периодом. В переводе на рубли это 5,5 трлн – то есть четвертая часть федерального бюджета. Эти средства утекают в стан потенциального противника, то есть фактически  Российская Федерация платит постоянно увеличивающуюся дань. Население вымирает со скоростью 1 млн человек в год. По поводу темпов роста промышленного производства, о которых недавно отчитался Росстат, в экспертном сообществе есть объективные сомнения. Они касаются методики расчета. При ближайшем рассмотрении хорошо заметно, что рост (если он действительно есть) достигнут за счет энергетики и  промышленности низких переделов (не обрабатывающей – связанной с первичной переработкой сырья). В оценку ВВП РФ включают и собственные объемы производства, и добычу с продажей сырья. Поэтому полученную официальную цифру нельзя признать достаточно достоверным свидетельством прогресса экономики страны.

В 2020 г. индекс промышленного производства в России составил 93-94% от уровня 1990 года. То есть, после 30 лет страна вернулась примерно на ту же индустриальную ступень, что и в 1990 году.  В 2021 году этот индекс приблизился к 100% (Росстат). Индекс добычи полезных ископаемых – около 120%, индекс обрабатывающих производств – 77-80%. Если судить по физическим объемам, и приведенному соотношению, то от советского комплекса обрабатывающей промышленности осталось чуть более половины. Динамику экономики также измеряют по потреблению электроэнергии. В 1990 году потреблено 1073 млрд кВт-​часов электроэнергии, в 2020 г. – 1085 млрд кВт-​часов (Росстат). При всех новшествах в энергопотреблении это также говорит о сопоставимых размерах экономик – «тогда» и «сейчас».

Запас прочности и ключевая ставка ЦБ

Все отрасли обрабатывающей промышленности России, задействованные в несырьевых, не первичных переделах, испытывают беспрецедентное давление, в том числе из-за ситуации с мировым скачком цен на энергоносители. Выход – ограничение сырьевого экспорта и резкое усиление рубля. Валютно-финансовая политика ЦБ в  последнее десятилетие явно не содержит таких предпосылок. Параллельно усиливается технологическая зависимость России от импортных поставок.

Владимир Боглаев, директор Череповецкого литейно-механического завода:

– Никаких мобилизационных действий в российской экономике на фоне обострившихся международных противоречий не наблюдается. Если в два раза подорожало сырье и материалы, то для производства того же количества машин, вам надо в два раза больше оборотных средств. Откуда им взяться, когда банки с госучастием работают по регламентам ЦБ, которые фактически реализуют запрет на кредитование машиностроительного комплекса и обрабатывающей промышленности? Требования к залогам и выдаче кредитов – неподъемные для индустриального комплекса. Причем, залоги обесцениваются при каждом скачке стоимости сырья и материалов. <…> Если в начале года страна формирует оборонный бюджет, исходя из определенных параметров, а в течение года все «отечественные» производители сырья, добывающие из российских недр руду, никель, медь… повышают цену в два/два с половиной раза, и после этого вся оборонка останавливается, потому что сметы нельзя поменять – то это совсем не похоже на мобилизацию.

Доказательств того, что индустриальный комплекс страны действительно готовят к технологическому противостоянию – пока не наблюдается. К примеру, у российских предприятий нет запасов самого востребованного в оборонной промышленности сырья – никеля. В случае наступления часа X никто не готов к автономной работе. Не говоря уже о достаточных мощностях и компетенциях для производства узловых критических элементов машиностроения (двигатели внутреннего сгорания, трансмиссии, электроника).

Мобилизационная экономика невозможна без стандартизации

Тормозящей развитие и не соответствующей современным вызовам, по всей видимости, является сама экономическая структура современной российской промышленности: ее физическая модель. Основным действующим лицом, консолидированным заказчиком, формально действующим от лица государства, в этой модели являются госкорпорации и естественные монополии. Приоритет получения прибыли над национальными мобилизационными интересами характерен для всех сторон закупочного процесса: а) условных заказчиков, б) исполнителей по контрактам, в) банков, которые формально даже не являются юридически ответственной стороной в контрактной системе. Ни кредитор, ни корпоративный заказчик, ни поставщик/исполнитель не могут отказаться от своего приоритета в силу объективных рыночных оснований. Изменить эту логику может только государство, усилив регулирование 223-ФЗ в пользу национальных интересов.

Вот почему предстоящая реформа 223-ФЗ имеет историческое значение для страны. В законе предположительно появятся рамочные нормы, регулирующие закупки в целях импортозамещения, национальных квот, приоритетного создания наукоемкой продукции и финансирования НИОКР. Конечно, одних рамочных настроек для того, чтобы изменить принцип действия всей индустриальной машины, не хватит. Это все равно, что дуть против ветра.

Поэтому в прошлом году вице-премьер Юрий Борисов поручил создать единую систему промышленной стандартизации – которая во всех адекватных развитых экономиках работает как инструмент предъявления требований к предприятиям и их владельцам. Эти требования выдвигаются в форме обязательных к исполнению стандартов качества, применяются комплексные высокоразвитые системы контроля и взысканий – за игнорирование и уклонение от этих стандартов, выраженные отнюдь не в одних только в штрафах и уголовной ответственности. Добровольно-принудительный подход к стандартизации применяют КНР, Южная Корея, Германия, США. Ничего похожего в закупках российских госкомпаний сегодня не существует. Пока не понятно, как будет действовать российская система стандартизации. У нее уже появилось условное название «Индустрия 4.0.». Разработаны и  утверждены основополагающие технические характеристики и механизмы. Однако нет ответа на ключевые вопросы об обязательности/добровольности их применения. И нет ответа на главный вопрос – кто, в конечном итоге, будет предъявлять требования: корпорации (сами себе) – или Минпромторг (корпорациям)?

Центролиты – фундамент суверенитета

В комплексе с перечисленными рычагами развития должны реализовываться принципиально новые, плановые подходы в промышленной политике, связанные с проектированием и осмысленной загрузкой новых отраслей. Одна из них –  приборостроение, физически не может вырасти без гарантированного заказа и четко сформулированных технических задач от государства.

Есть и другие передовые идеи форсированной индустриализации, которые подсказывает время и уже давно предлагают воплотить в жизнь эксперты Союза машиностроителей России. Стране нужны новые центролиты – высокотехнологичные и хорошо оборудованные предприятия литейной промышленности, возможно, объединенные в государственный консорциум, или наоборот – отданные в частные руки (японский вариант). Предприятия так называемой «малой металлургии», обеспеченные гарантированным заказом и сфокусированные на производстве отдельных узлов и деталей машин, а также на их копировании – если речь идет о промышленном шпионаже и форсированном освоении недостающих иностранных технологий. Транснациональные корпорации контролируют целые ветки таких смежных предприятий по всему миру. При этом их конвейер может быть задействован под отверточные сборки разных машиностроительных гигантов в разных отраслях: автопром, двигателестроение, запорная арматура и фитинги, горнодобывающая и перерабатывающая, электродвигатели.  В свое время, СССР был первым на этом поприще, придумав строить отдельные литейный заводы, работающие на внешние заказы. Советские центролиты подчинялись Минстанкопрому. К сожалению, сегодня литейное производство России по объемам выпуска чугунных и алюминиевых отливок существенно уступает зарубежным «литейным» мастерским – Германии, Японии и США. Для сравнения, в Китае работает 10 000 литейных заводов, получивших государственную поддержку в целях модернизации в рамках предыдущей пятилетки (до 2020 года).

Настоящее импортозамещение не начнется до тех пор, пока критическую долю литейной продукции РФ закупает у иностранных поставщиков. Для тех отраслей, где страна еще сохранила компетенции двигателестроения, это например: SHW Casting Technologies, Fritz Winter (Германия).

Но и для промышленности низких переделов, где, казалось бы, нужно сохранять минимальную долю суверенитета, РФ не может предложить ничего своего. Являясь ярко выраженной сырьевой экономикой, Россия не имеет современных эффективных производств отливок даже для горнодобывающего и горно-перерабатывающего оборудования. Данная ниша свободна.

Для литейного «рывка» в России, по данным Союза машиностроителей, потребуется совершить ряд принципиальных шагов:

  • стимулирование и льготное финансирование экспорта отливок;
  • повышение таможенных пошлин на импортные отливки и на изделия с высокой весовой долей отливок (поршневые двигатели, запорная арматура и т.д. );
  • льготное финансирование для высокотехнологичного импортного литейного оборудования (инструменты литейного производства);
  • отсрочка оплаты налога НДС на ввоз передовых мировых образцов литейного технологического оборудования.

В структуре Минпромторга России предлагается создать отдельный департамент «Литейное производство».

Востребована модель форсированной индустриализации страны – которая даст 25 млн высокотехнологичных рабочих мест с ростом платежеспособного спроса населения. Даже трибуна рыночной идеологии – журнал Economist пишет о том, что миру нужна новая модель индустриализации.

Источник: Цифровые закупки

31.01.2022

Календарь событий

Ноябрь 2022
ПндВтрСрдЧтвПтнСбтВск
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829301234

Личный кабинет

Получите свой личный аккаунт для удобства пользования нашими сервисами

☎ Заказать звонок